Книги

«Растворение матрицы стереотипов»

На Плотном плане живут плоскатики, не задающие лишних вопросов, не требующие утончённого обращения. В их головы вложены кодексы поведения, моральные нормы общиножития. Разработчик матрицы стереотипов учитывал верно инстинкты, безусловные рефлексы: сохранения, размножения генокода. Диктовал основные условия спаривания, взращивания, использования, насыщения.

Люди общались друг с другом внутри матрицы, поддерживали порядок на границе. На границы допускались избранные, с самыми сильными условными рефлексами – отличать инакомыслящих, инакочувствующих. На пограничников возлагалась роль отбора приходящих снаружи, инструктаж и гарантия сохранения основных матричных заповедей. Вы спросите: для чего впускались иноматричные?

Всё очень просто: любая замкнутая система обречена на бессилие, вырождение, самопоедание. Для процветания любой формации включается время, дающее право на обновление. Досадная необходимость вынуждала уплотнять границы, ставить жёсткие фильтры, большинство населения направлять на границы означало их обучить опознавать инакоразвитых, то есть обучать по инопрограммам. Постепенно внутри мозга знание, кто нам нужен и кто нам не нужен, опрокидывалось, всё смешивалось, наступал хаос непонимания, как же себя вести. Страдали плоскатики настойчиво и серьёзно. Инстинкты и рефлексы больше не удовлетворялись. Гаранты не выполняли обещанного. А привычка есть, пить, рожать детей, ходить в гости, беседовать на разрешённые темы требовала удовлетворения. Начинались брожение, перемещения, поиск утраченного. Самые крайние на границах начали искать ответственного за матрицу стереотипов, дабы призвать к ответу. Появились вольнодумцы, любвеобильные, те, кому было тесно в матрице стереотипов. Их количество нарастало с немыслимой скоростью. Плоскатики прекращали плоскостное восприятие мира, осваивали успешно стереоэффекты. От этого становились всё вместимее. И, наконец, гении вместили в себя всю матрицу, вступив в полноправный диалог с разработчиками.

Матрицу стереотипов со всех сторон окружала Матрица Вразумления. Сам термин «Вразумление» настораживал и манил одномоментно. Особенно после прохода иллюзии избранности первыми оформлялось сознание общедоступности при свершении необходимых условностей.

Через Матрицу Вразумления разрешались загадки конца света, недр и неба, над и под. Свобода выбора между осознанием, осмыслением, претворением манила незнакомым запахом знакоряда.

«Ничего случайного не бывает», – с восторгом утверждали выбравшие осознание, смутно ощущая целесообразность бытия высшую, пока неведомую, но подступившую счастьем проявления.



Это значит – каждый шаг,

каждый жест и каждую улыбку

Я делаю осмысленно,

а значит, законно.



«Я кому-то нужен, кроме самого себя? Есть Высшие и Великие, наблюдающие за мной и корректирующие меня. Обо мне заботятся! – огромный прилив радости напоминал песню, переходившую в бормотание. – Возьмите к себе», – умоляли выбравшие освобождение.



Освобождение сознания,

когда вся мысленная энергия

направлена на решение будущего.



«Я сам могу менять жизнь, овладев материализацией? Мои желания исполнятся, и я узнаю, как их исполнять», – раздували величием своё «я», наполняясь силой творца, выбравшие претворение.



Значит, творю эту жизнь,

разуплотняя ненужное

и материализуя истинное.



В целостности прихода Матрицы Вразумления никто не сомневался, но каждый отстаивал свои права, свою позицию, свою версию понимания, проживания, ощущения.

Плоскатики по привычке выражали происходящее имеющимся языком, которого явно не хватало.

Желали нежностью переполняющей передать свои чувства, но по привычке впивались губами, телами друг в друга. Жизнь наполнилась чем-то ценным, высоким, непроизносимым. Не описать, не рассказать, не показать…

Инструментария не хватило. Обратились к книгам мудрецов, ранее распятых, уничтоженных, растерзанных. Счастье, подаренное Ма­трицей Вразумления, расширяло сознание, будило заснувший без употребления мозг, напитывало влагой сердце. Менялось всё, уместившееся в триаду: «случайного не бывает», «способен творить», «обо мне заботятся».

Явно Матрица Вразумления не приглашала, не торопила, не организовывала и не приказывала, но непривычными методами решала проблемы, ласково наставляла, и матрица стереотипов добровольно растворялась за ненадобностью.



МАТРИЦА ВРАЗУМЛЕНИЯ

Внутри Матрицы Вразумления находились три чаши, набирающие в себя параметры соответствия освобождению, осознанию, претворению, прежде чем поселить туда вразумляющего, вразумляющегося, вразумлённого. В Матрицу существовало три входа и только два выхода. Любое событие должно быть информационно или энергетично, иначе теряется целесообразность существования. Имеющий энергию ищет для неё форму, точно так же, как и владеющий информацией.

Матрица стереотипов приучила получать энергию от природы, информацию от человека. Все к этому привыкли, организовали свою жизнь, катящуюся по накатанным рельсам. Матрица Вразумления предлагала сделать обратный шаг: получать информацию от природы, а энергию черпать из человечества. Наполняла силой две формулы:



время есть энергия события;

пространство есть информация события.



Для практического использования первой формулы добавляется Предвкушение Матрицы, второй – Ощущение Матрицы.

Вышедшие за матрицу стереотипов взамен получили право на знание матричных законов, планов, способов регулировки своего пребывания в событийном мире.

Глубоко прочувствовавший «обо мне заботятся» радовался Предвкушению Матрицы.

Тщательно осмысливший «случайного не бывает» проникал в виртуальную реальность, снимая для себя плёнки иллюзий Ощущением Матрицы.
Made on
Tilda