Книги

«Сокровище здесь»

Имя знает.

Луч Земли и Луч человека могут сообщать о степени своей концентрации через наши тела. При работе под Лучом Земли наблюдать необходимо за нижней частью туловища и за ногами. При взаимодействии под Лучом человека наблюдение ведётся за верхней половиной туловища, потому что человечество связано с руками.

Самые большие неурядицы у тех, кто только начал осваивать Ритмометод 7Р0, оттого, что они пока не развели имя с телом, хотя прекрасно знают и понимают, что учится имя, а научится тело. Поэтому, когда такому человеку говорят: «Делай всё, что умеешь, всё, чему тебя научили», в ответ он кричит: «А я не научился!» – так кричать может только имя. А делать-то ему придётся телом. Поэтому если человек это поймёт, то у него всё будет хорошо.

Точно так же каждый практикующий ритмолог понимает, что благодаря потоку, который пойдёт через него, он всё равно сделает то, что надо, потому что тело уже умеет. А имя никогда и не скажет, что «я умею», и не имеет права сказать, потому что если имя так скажет, то обучаемость прекращается, а это тоже стоп-кадр, который никому не нужен.
Развести имя с телом, чтобы это было нормальное практическое состояние, а не очень быстрый пробег от одного к другому, позволяет Ритмология жизни.

Пока тело с именем не разведены, человеку сложно рассказать о том, что он делает.

В человеке привыкло говорить имя, а тело привыкло молчать и делать. Поэтому, когда спрашиваешь такое существо о чём-то, его имя начинает, что называется, «нести всякую ерунду». А потом смотришь: а человек это всё прекрасно делает, но не умеет озвучивать.

Поэтому учителей в этом мире очень мало. Учитель – это тот, кто сам владеет телом полностью и параллельно может научить. То есть получается, что настоящий учитель – это тот, кто из имени выходит в тело, учит тела и заставляет замолчать имена. Вот тогда возможно человека чему-то научить. А пока у него имя «трепыхается», оно мешает научиться. Но зато благодаря имени можно набирать очень большой диапазон информации.

Почему получилось так, что в Советском Союзе погибла образовательная система как таковая? Она была чисто именная, то есть людей учили-учили, и они поняли, что обучение – это теория, поскольку не было этого конусного переброса.
Когда есть конус, он направлен на имя. И имя – как репродуктор, но этот репродуктор надо уметь вовремя перебросить.
Поначалу конус перемещается над телом – человек постоянно учится, заканчивает различные институты, университеты и так далее. А затем в этот конус должно разместиться тело и когда это происходит, то можно сказать: человека научили.
Но получается, что это как раз никто делать и не умеет. Конус учится-учится, человек при этом говорит: «Я так люблю учиться, я всю жизнь учусь! Всю жизнь повышаю квалификацию…» Это происходит в том случае, если в конус не разместили тело.

Поэтому первое, что мы делаем: тело отделяем от имени. А затем тело помещаем в конус имени. Вот почему в Кораллнее под Лучом человека всё всегда двоично, и основная цифра – цифра 2.

Когда-то в городе Геленджик я закрепила поток коралла, который задаёт основной вибрационный именной фон. Сейчас я этот коралл оттуда забрала, чтобы провести этот переброс, о котором человечество, к сожалению, не знает и которым не владеет, а поэтому не делает.

Работа проходила через Кольцо сияния. Сначала мы сделали проведение в него по Чаше Знаний, затем – по Чаше Сердца и произвели замену сгустками. После чего Чашу Знаний разместили в Чашу Сердца.

Это и есть переброс, о котором я рассказывала.
Пока человечество не научится его делать, все так и будут делиться на две категории. Одни – те, кто становится чистыми теоретиками и летает, как шарик, в облаках. Другие – кто становится плотными и закоренелыми практиками, которых никогда ничему не научишь, и поэтому они готовы 50 лет делать одно и то же, совершенно не встраиваясь в условия жизни, не замечая, что всё уже поменялось, а они по-прежнему продолжают делать одно и то же.

Так очень интересно живут имя и тело друг с другом. И если первый выброс имени из тела проводит Лобр, то второй – вставку тела в имя – проводит Робл.

У многих ритмологов иногда идёт непонимание: «Почему Робл? Он же самый земной и при этом вдруг так высоко находится? Лобр вроде как много интереснее». Потому что у Робла такая роль: он работает на высшей ступени. Лобровый занавес родился из Танкового занавеса.

Имя умеет только слушать.
Тело умеет только смотреть.

Поэтому сначала имени нужно наслушаться, а телу – насмотреться. Затем насмотренное телом размещаем в наслушанное именем. Так происходит взаимодействие двух струн: Струны Ультра и Струны Инфра – когда Ультра размещается внутри Инфра.
Made on
Tilda